15:13 

И, о теореме Байеса

Илья Михайлович
Надежным бытовым средством отличения добра от зла на практике является полиция.
Наткнулся я во френдленте на любопытный текстик про воспитание. Что-то меня в нем очень сильно смущало, но сразу я не понял - что. Возможно, показное стремление к позитиву и при этом ориентация на подавление негативных реакций у читателя - после такой проникновенной речи встать и сказать: "Я не согласен" крайне неловко.

12.02.2013 в 10:47
Пишет pani Volha:

Лавры в кредит
Перед началом занятий с детьми мы всегда просим родителей заполнить специальные анкеты. В этих анкетах, в частности, есть вопрос: «Часто ли вы говорите ребенку, что он красавец, богатырь, талант и т. п.?» Вначале мы удивлялись, а теперь уже привыкли, что на этот вопрос отвечают, как правило, отрицательно или полу-отрицательно, например: «Нет, не часто», «Хвалим, но в меру», «Хвалим только за дело». Интересно, что на следующий наш вопрос: «Как ребенок на это реагирует?» – почти неизменно следует ответ:«Очень любит. Радуется. Счастлив, когда его хвалят».

То есть, получается, что родители знают, видят, как ребенок жаждет похвалы, но удовлетворить эту жажду не торопятся. Почему?

«Ну, как же?! – отвечают родители. – Захвалишь, он нос задерет». Или: «Чего хвалить, когда хвалить не за что!» Или: «Он же прекрасно знает, что это неправда. Ребенок очень даже чувствует ложь!»

И мы уже привыкли к недоумению мам и пап, когда они слышат от нас, что детей надо не просто хвалить, а хвалить часто, преувеличенно и далеко не всегда за дело.

«Но мы читали и слышали совсем другое!» — возражают они. «А вы попробуйте, – говорим мы. Попробуйте – и увидите сами».

Действительно, в наших словах много, на первый взгляд, спорного и непривычного. Общепринятая точка зрения сводится к тому, что часто хвалить не следует, преувеличенно – тем более, а уж на пустом месте – это и вовсе нонсенс. Даже если девочка на самом деле красивая и вежливые гости восклицают: «Ой, какая красавица!», польщенная мать, тем не менее, обрывает восторги словами: «Не надо при ребенке, это непедагогично». Зато считается вполне педагогичным как можно чаще и как можно подробней указывать ребенку на его недостатки, дурные привычки, неудачи. Конечно, с благой целью (кто спорит?): чтобы он исправил недостатки, избавился от дурных привычек.а потом народ удивляется, а чего это их ребенок такой забитый и комплексов у него отсюда и до вторники -ЕВГ

А теперь постарайтесь вспомнить: вам, взрослым людям, хочется исправиться, когда вам, пусть даже справедливо, указывают на ваши дурные свойства? Или, может, вам скорее хочется соответствовать не очень справедливой, но похвале?

При этом никому не придет в голову отрицать, что женщина чахнет, меркнет, увядает без комплиментов. А умная жена никогда не забудет и наедине, и на людях лишний раз похвалить своего далеко не идеального мужа за его золотые руки, светлую голову или невиданную храбрость. Глупая же будет, как попугай, твердить с утра до ночи о его бездарности и лени, а потом удивляться, что он запил, ходит на сторону или вообще ушел из дому.

И это взрослые люди, у которых уже сформировалась самооценка! Что же говорить о ребенке?! Ведь у него еще нет или почти нет опыта самоутверждения: он не держал экзамены, не получал прибавку к зарплате за хорошую работу, к нему не обращались за советом как к прекрасному специалисту. И, наконец, ему еще никто никогда не объяснялся в любви!

Ребенок, не знающий пока себя и своих возможностей, в гораздо большей степени, чем взрослый, зависит от оценки окружающих. Может, поэтому дети так любят почетные грамоты, вымпелы, значки и премии? Такие знаки отличия дают им осязаемое, реальное подтверждение их состоятельности, стимулируют к новым достижениям. (И не надо думать, что это свойство только наших детей. Ничего подобного! В популярном американском мультсериале «Утиные истории» маленькая утка Поночка очень переживает, что у племянников дяди Скруджа много почетных значков, а у нее только один, да и тот за плавание.)

Что же касается уличений и обличений, их лучше свести к минимуму. Ребенку, безусловно, труднее будет справиться со своей ленью, если он каждый день слышит, что он ленивый. Каждый день, да еще сто раз на дню! Получается, что лень – это его хроническое состояние, ДЕФЕКТ. И призывать его трудиться так же бесперспективно и в каком-то смысле бестактно, как, например, призывать одноглазого смотреть в оба. Более того, не забывайте, что «называть» и «обзывать» – однокоренные слова. Вы думаете, что называете недостаток, говоря «лентяй», а ребенок слышит в этом оскорбление! Один трехлетний мальчик на упрек своей мамы: «Ай-ай-ай, все игрушки на полу! Разве можно быть таким неряхой?» – обиженно воскликнул: «Зачем ты меня дразнишь?»

Срывание всех и всяческих масок – вообще занятие далеко не всегда благородное и всегда неблагодарное. Мы, работая с детьми, разрешаем им даже буквально закрыть лица картонными масками или спрятаться за театральную ширму.

Если вы желаете добра своему ребенку, помогите ему построить защитную маску. Пусть она будет из добротных материалов – из его достоинств. Иначе он эту маску слепит сам, и уж тогда не взыщите, если она будет из чего попало. Например, природную застенчивость он замаскирует грубостью, а не умением обаятельно улыбаться (чему вы его можете научить, говоря, что у него красивые зубы, очаровательные ямочки на щеках и т. п.).

Защитную маску ни в коем случае не надо путать с маской лицемерия. В конце концов, все люди носят те или иные маски. Начиная с косметики, которая призвана подчеркивать природные достоинства лица и скрывать природные недостатки. И кончая социальными ролями и играми, в которые вовлечено все человечество (см. книги Эрика Берна «Игры, в которые играют люди» и «Люди, которые играют в игры»).

В своей работе мы уже не раз сталкивались с тем, что самые сложные дети внешне кажутся наиболее благополучными, и нам приходится долго гадать, где же собака зарыта. Такие дети, как правило, вырабатывают, не дождавшись умной помощи от родителей, свою, патологическую форму защиты, и уже приросшую к их коже маску гораздо труднее заменить на другую – украшающую, а не деформирующую личность.

Это тесно связано с темой предыдущей главы «Не проси груш у тополя». Поняв особенности психофизической конституции ребенка, подчеркивайте в нем его реальные достоинства! А то иногда дело доходит до абсурда. Мама Володи Т., мальчика, который все свободное время тратил на чтение (мечта стольких родителей!), интересовался историей, философией и даже богословием, говорила о его увлечениях с презрительной усмешкой, считая их чепухой и дурью. И, напротив, требовала, чтобы мальчик все свободное время посвящал алгебре, которую он ненавидел. Мама была программистом, и у нее не укладывалось в голове, как это ее сын не в состоянии решить несложную алгебраическую задачу. В результате у мальчика развился целый комплекс невротических реакций. Он, от природы добродушный и кроткий, страдал вспышками агрессии, грубил, ломал предметы, ненавидел окружающих, скандалил с домашними и даже поговаривал о самоубийстве. Алгебры он, естественно, так и не осилил.

На занятиях мы, конечно же, в первую очередь обратили внимание детей и родителей (прежде всего Володиной мамы!) на его филологические способности. Мы восхищались его не по годам обширными философскими знаниями. Часто при всех спрашивали его мнение по тому или иному гуманитарному вопросу. И даже просили принести почитать книги, которые мы, якобы, без его помощи никогда бы не достали. Сначала он, привыкший, что его именно за это презирают, реагировал на наши похвалы подозрительно, настороженно, почти враждебно. Постепенно нам удалось завоевать его доверие, и мальчик на глазах стал преображаться. А уж когда Володина мама, вняв нашим уговорам, заявила ему, что без алгебры вполне можно прожить и не стоит так напрягаться, реакция мальчика была на первый взгляд парадоксальной: он сел и самостоятельно решил задачу, над которой они с мамой бились два дня! Снялось напряжение, исчез невротический страх неудачи, и выяснилось, что Володя хоть и не Лобачевский, но школьная алгебра ему вполне доступна.

И тут мы подходим к самому, пожалуй, сложному аспекту этого очерка. Дело в том, что Карамзиным и Кантом Володя тоже не был. Его безусловные гуманитарные интересы не носили яркого творческого характера. И наши похвалы были не просто преувеличенными, а крайне преувеличенными. Мы совсем не уверены, что в будущем он станет филологом или историком. Но мы убеждены, что человеку очень полезно «выдавать лавры в кредит». Это все равно как машину сначала надо хорошенько заправить бензином, а потом пускаться в путь. Так не жалейте «бензина», расточая ребенку похвалы! Без этого горючего он далеко не уедет.

Ну, хорошо, в случае с Володей еще было за что уцепиться. Но хвалить на пустом месте?! Это, казалось бы, сущий вздор! Да, иногда вздор, а иногда остроумный педагогический прием. Вот, например, ваш сын — трус. Больше всего он боится ходить по темным улицам. Сказать ему, что он – храбрец? Уж больно неправдоподобно, не поверит. Но если мама идет со своим сыном по темной улице, крепко держа его за руку, и при этом говорит: «Ты знаешь, когда я с тобой, я ничего не боюсь», – есть надежда на благие перемены. Конечно, это не единственное, что надо делать в таких случаях, но в том числе и это очень полезно!

Пожалуй, тут мы решимся напомнить не совсем приличный анекдот. Рассеянный космонавт забыл свои позывные и сигнализирует об этом в центр управления полетами.

«Земля! Земля! Кто я? Земля? Земля? Кто я?» А ему отвечают: «Ж…а! Ты – „Сокол“!

Наверное, лучше наш воспитательный принцип не сформулируешь.

Это не значит, что ребенка надо только хвалить и ни в коем случае не нужно делать замечаний. Обязательно нужно, без этого тоже нет воспитания. Но важны дозировка и форма. Можно сказать: „Ай-ай-ай, какой ты неряха! Опять разбросал игрушки!“ А можно и по-другому: „Какой же ты прекрасный дворец построил! Как настоящий архитектор! Вот если ты еще конструктор соберешь в коробку – я буду счастлива“.

Помните: в слове заключается не только информативный и не только эмоциональный смысл. Слово обладает магической силой. Оно творит ту или иную реальность. Общеизвестен пример: загипнотизированному говорят, что дотронутся сейчас до его спины раскаленным железом, а дотрагиваются пальцем. Но на его коже выскакивает волдырь, как от сильного ожога. Влияние родителей на ребенка вполне сопоставимо с властью гипнотизера. Ребенка же, в свою очередь, можно сравнить с домом, в котором много-много окон. Какое свойство будешь выкликать – такое и выглянет. Старайтесь почаще выкликать доброе и не будите лишними криками дурное! „Не буди лиха, пока лихо спит!“.


(С) "Книга для трудных родителей" Медведева И. Я. и Шишова Т. Л

Очень, кстати, рекомендую к прочтению. и в себе многое становится понятно, и с окружающими в итоге найти общий язык проще.поскольку все мы, в той или иной степени, дети - ЕВГ
И да. Методики применимы не только к детям. Многое точно так же успешно работает и во взаимоотношениях с противоположным полом..;) женщины и девушки, обратите внимание! - ЕВГ

URL записи



А затем я наткнулся в комментариях на любопытный факт про авторов данного текстика:
Пишет Бог на мякине:
13.02.2013 в 17:51


pani Volha,

старые знакомые:

"абсолютно все беды Запада - от моральной распущенности до импотенции и СПИДа - последствия сексуального просвещения. Вопреки общеизвестному факту, что гормональная контрацепция снижает вероятность раковых заболеваний у женщин, Медведева и Шишова утверждают, что пилюли канцерогенны (с. 7). По словам доклада, англичане "озабочены проблемой подростковой импотенции: начав жить половой жизнью в 9 лет, подростки к 12-ти нередко "теряют интерес" и становятся импотентами" (с.7); мои английские коллеги долго смеялись над этим и спрашивали, как можно потерять потенцию, не достигнув ее. Сообщение о "росте гомосексуализма" на Западе (с. 8) также противоречит научным фактам - легализация однополой любви делает ее более видимой, но не более распространенной. Глобальное противопоставление "телесно-ориентированной" западной культуры и православной аскезы не учитывает противоречивости обоих архетипов, а ссылка на "анархическое начало" русского этоса (с. 13) выглядит как аргумент в пользу невозможности в России либерализма и демократии. Предсказывая, что сексуальное просвещение неминуемо приведет Россию к депопуляции, краху государственности и прочему Апокалипсису, доклад величественно заканчивается словами: "Итак, мы предупредили"(с.16)."

URL комментария

Теорема Байеса гласит, что в данном случае нужно понизить апостериорную вероятность правильности описанной авторами концепции.
Жаль только, что я не умею пользоваться ей автоматически, и не скажу, насколько сильно ее нужно понизить...

@темы: попытки повышения рациональности, размышления

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Заметки на полях ферзевого фланга

главная